История за каждым фото

Рождество у нацистов

Хуго Йегер был членом команды личного фотографа Гитлера Генриха Хоффманна. Среди немецких фоторепортеров того времени Хуго Йегер одним из первых обратился к цветной фотографии. Но это не единственная отличительная черта его снимков. В работах Йегера отражена не только парадная, но и бытовая часть жизни первых лиц Германии.

В 1945 году Хуго Йегер оказался лицом к лицу с американскими солдатами в маленьком городке в западном Мюнхене. Фотограф знал, что будет арестован и возможно казнен, если обнаружится его архив, доказывающий личные связи с Гитлером. По случайности, при первом обыске материалы не были найдены. Чтобы не рисковать, Хуго Йегер упаковал цветные слайды в металлические банки и закопал их в разных местах на окраине города. И только через десятилетие, в 1955 году, он смог забрать свой клад и поместить хорошо сохранившиеся слайды на хранение в швейцарский банк еще на 10 лет. В 1970 коллекция была продана журналу LIFE.

Рождество у нацистов Хуго Йегер
1941 (?)

С 2008 года LIFE начал публикацию некоторых работ немецкого корреспондента на своём сайте. Статья Photos From a Nazi Christmas Party вышла в цикле «История 40-х» и была проиллюстрирована фотографиями Йегера, сделанными предположительно в 1941 году. «Пугающие, граничащие с сюрреализмом фотографии: Адольф Гитлер в окружении товарищей-нацистов председательствует на Рождественской вечеринке. Сочетание нарукавных повязок с изображением свастики и блеска украшений и новогодней мишуры режет глаза; праздничная картина дополняется огнями свечей. У человека, смотрящего на эти изображения, могут возникнуть некоторые закономерные вопросы: как удавалось фашистским лидерам совмещать идеологию ненависти и завоевания чужих территорий с радостным духом праздника — тем более, посвящённого рождению еврея Иисуса Христа? Невозможно подумать о том, что немецкая новогодняя ёлка имеет что-либо общее с Христовыми яслями в Вифлееме. Мы не способны представить, что Рождество и весь его глубокий духовный смысл может быть плодом восточной религии.

Рождество у нацистов Хуго Йегер
1941 (?)

В 1937 году нацистский пропагандист Фридрих Рем утверждал, что „истинные“ немцы должны избавиться от пережитков „восточной“ религии и возвратиться к языческому Йолю — древнему празднику народов северной Европы, посвящённому зимнему солнцестоянию. Шокирующая выставка, проходившая в 2009 году в Кёльнском центре документации национал-социализма, показала попытки нацистской пропаганды изменить праздник: формочки для печенья в виде свастики, золотистые верхушки для ёлок (нацисты боялись, что традиционные украшения слишком напоминают звезду Давида), переписанные тексты рождественских песен, из которых исчезли все упоминания об Иисусе Христе. Но к тому времени, когда Гитлер, Муссолини и японцы вовлекли страны антифашистской коалиции во Вторую мировую войну, внимание Рейха переключилось на более актуальные вопросы. Вместо того чтобы пытаться убедить миллионы немцев не праздновать Рождество так, как праздновали его их предки, Гитлер, Гёббельс и остальные лидеры призывали соотечественников отправлять открытки и посылки солдатам.

Рождество у нацистов Хуго Йегер
1941 (?)

Информация о религиозных убеждениях самого Гитлера до сих пор остаётся спорной. В публичных заявлениях он порой восхвалял христианство, однажды даже назвав его „фундаментом национальной морали“, но в частных беседах (включая ту, о которой вспоминал официальный архитектор Третьего Рейха, Альберт Шпеер), фюрер выражал отвращение к вере за её „покорность и слабохарактерность“. Но существовало то, чему Гитлер поклонялся — так называемая „арийская нация“. Однако глядя на совершенно банальные, заурядные лица и тела на этих фотографиях, трудно поверить, что кто-либо из них — вне зависимости от степени своих заблуждений и фанатичности — мог поверить в то, что в древности празднование Рождества было чем-то большим, чем просто сборищем разбойников и обыкновенных головорезов».

Without the girl, showbiz is no biz

Гордон Роджер Александр Бучанан Паркс — американский фотограф-новатор, музыкант, поэт, писатель, журналист, режиссер и активист, боровшийся за гражданские права афроамериканского населения США. Он стал первым темнокожим фотографом, сотрудничающим с Life, Vogue и Glamour.

Ready to go on Гордон Паркс: Готовая к выходу, Life, 1958

Паркс родился в бедной многодетной семье, он был младшим из пятнадцати детей. Хотя фотограф много работал с глянцевыми журналами, тема несчастных неустроенных людей постоянно присутствовала в его творчестве. Он снимал членов банд, нищих и больных. Его репортаж об умирающем от пневмонии и недоедания бразильском мальчике получил широкий общественный резонанс, повлекший за собой волну пожертвований, которые спасли ребёнку жизнь.

В 1958 году фотографиями Паркса была проиллюстрирована статья журнала Life «Шоу-бизнес без девушек — не бизнес». Журнал рассказывал о женщинах, работающих в ночных развлекательных заведениях: «Почти каждую ночь в крупных ночных клубах по всей стране повторяется одна и та же картина, показанная на этих фотографиях. Томясь за кулисами в ожидании своего выхода, непринуждённо красивые танцовщицы расслабленно сидят на стульях и коротают время за играми, книгами и разговорами — в основном о мужчинах. Но как только начинает играть музыка, девушки вспоминают о том, как важно им быть красивыми. Одёрнув ремешок здесь, поправив завиток там, они медленной, надменной походкой входят в помещение клуба, нарядные и внимательно улыбающиеся. В отличие от танцовщиц музыкальных комедий, их главная работа заключается не в танце. Они просто стоят или прохаживаются по клубу. Все смотрят на них, олицетворяющих гламур и женское очарование, и восхищаются.

Ready to go on Гордон Паркс: Вверх на помост, Life, 1958

В мире лёгких развлечений основным товаром являются девушки. Постоянно сменяют друг друга различные стили танцев, становятся популярными и забываются песенные хиты, рождаются новые ритмы, но танцовщицы будут вечны. В Америке крупные ночные клубы являются самым богатым кладезем чистой, неподдельной женственности. Везде — от Бродвея до Голливуда, — во всех заведениях, в которые мужчины приходят, чтобы посмотреть на шоу и утолить жажду, красивая девушка является общим знаменателем, подтверждая слова поэта о том, что красота суть оправдание бытия.

В Лас-Вегасе, в городе посреди песков пустыни, есть совершенно исключительная группа девушек. Они приезжают отовсюду — из Англии, Франции, Германии, Нидерландов, США. Некоторые из них совсем не говорят по-английски. Но в работе танцовщиц слова только мешают, а за ночь эти девушки собирают 1400 зрителей. Они участвуют в знаменитом шоу „Лидо“, привезённом из Парижа в гостиницу „Стардаст“, и профессионально танцуют обнажёнными. Их костюмы более щедро увешаны перьями и драгоценностями по сравнению с костюмами других девушек, но эти украшения надеваются по большей части на голову. В Лас-Вегасе танцовщицы „Лидо“ вызвали большой публичный спор по поводу того, нужно ли покрывать грудь. Девушкам это казалось нелепым. „Это смешно, – говорит Шейла Шепард из Англии. – Если люди не хотят видеть обнажённые тела, им следует пойти в те заведения, где девушки одеты“».

На верхней фотографии девушки из Нью-Йорского клуба Latin Quarter играют в шахматы в перерыве между выходами на сцену. Пет Фаррел готовится сделать ход. Слева — бывшая школьная учительница Шрирли Форест дает советы. Соперница Пет, Грейс Сандстром, наблюдает за движением белых.

Барселона 1992 Антонио Реболло


«Барселона» — песня церемонии открытия. Исполняют Фредди Меркьюри и Монсерат Кабалье.

В 2013 году после старта эстафеты Олимпийского огня о нём ходило много разговоров. К несчастью, большинство обсуждений было связано с гаснущим факелом. Красота олимпийской традиции отошла на второй план за чередой скандалов. Между тем, окончание факельной эстафеты и зажжение главной чаши является одним из самых трогательных и красивых моментов церемонии открытия игр.

25 июля 1992 года на стадионе на горе Монжуик в Барселоне состоялось открытие XXV летних Олимпийских игр. Это была необычная церемония. Впервые в истории чаша была зажжена стрелой из лука. Честь завершающего шага эстафеты досталась лучнику-параолимпийцу Антонио Реболло. Он был выбран из 200 претендентов, каждый из которых прошел отбор по нескольким критериям. Лучник должен был не бояться огня, вести точную стрельбу без современных приборов прицеливания, иметь хорошие нервы.

Полет стрелы Питер Рид Миллер;
Getty Images

Чтобы сохранить в тайне детали предстоящей церемонии, лучники тренировались не на самом стадионе, а на холме поблизости. Антонио прошел полугодовой курс тренировок с обжигающими пальцы стрелами. В итоге он идеально справился со своей задачей. «Страха не было. Я был практически роботом, сосредоточенным на цели. Мои чувства сложились из рассказов тех людей, которые видели это со стороны. Их эмоции помогли мне понять, что на самом деле значил этот момент», — вспоминает Антонио.

На фотографии Доминика Моллардо из Associated Press запечатлены первые секунды полета стрелы. Стадион и несколько миллионов зрителей во всем мире будут следить за ее траекторией. При просмотре трансляции кажется, что стрела попадает точно в чашу, сгорая в ней. Это небольшая хитрость ракурса. На самом деле, стрела воспламенила поток газа и упала за стадионом.

Через несколько недель Антонио Реболло докажет свою меткость еще раз, выиграв серебро в стрельбе из лука.

Джоэль Стернфельд. Маклин, штат Вирджиния; декабря 1978

На обложку либерального American prospect, посвященную придорожной Америке, была помещена дьявольски странная фотография. Пожарный покупает тыкву, пока ферма, пожар на которой, по-видимому, и привел его туда, горит на заднем плане. Разрушительное пламя идеально дополняется осенними листьями, добротными тыквами и стоящим на переднем плане, крепко сжимающим в руках драгоценную покупку, пожарным в оранжевой форме — американским Нероном.

Joel Sternfeld photos
wird.com.ua

Однако, это был не поэтапно выстроенный спектакль. Фотограф Джоэль Стернфельд в действительности наблюдал пожар, проезжая на своем «Фольксвагене» через городок Маклин в штате Вирджиния. При этом, если и есть что-то, что стоит знать о фотографии как об искусстве, так это то, что оно тоже лжет. В данном случае пожар был контролируемой тренировкой, а у самого пожарного в тот момент был перерыв. Однако этот факт прошел мимо внимания публики. Когда фото напечатали, сначала в Life, а затем во множестве других журналов и на выставках, в подписи к снимку указывалось лишь «Джоэль Стернфельд. Маклин, Вирджиния. Декабрь 1978». Сам фотограф упивался данной двусмысленностью. В интервью 2004 года газете The Guardian, где журналист назвал его летописцем «зловещего любопытства современной Америки», он сказал:

«Фотография всегда умела манипулировать. Каждый раз, как ты накладываешь рамку на мир вокруг, — ты уже интерпретируешь. Я могу направить камеру на двух стоящих рядом людей и не взять в кадр бездомного, лежащего справа от них, или убийство, происходящее слева. Ты берешь 35 градусов из 360 и называет это фотографией. Существует бесконечное количество способов сделать снимок. Фотограф — это всегда автор».

Тенесистка Мартин Элиотт

Кайли Миноуг голая теннисистка На фото:
Кайли Миноуг

Если бы один снимок мог наглядно передать дух сексуального раскрепощения в Англии 70-х годов, это была бы фотография «Теннисистка» Мартина Эллиотта.

Фото было сделано в начале сентября 1976 года. В кадре Фиона Батлер — на тот момент восемнадцатилетняя подружка Эллиотта. Сам снимок был сделан не случайно. Мартин Элиотт попросил свою девушку, ранее не игравшую в теннис, переодеться в форму и позировать ему на корте. Во время съемок модель приподняла юбку, чтобы было видно, что на ней нет нижнего белья. Снимок, достаточно обычный по сегодняшним меркам, вызвал бурю эмоций, когда арт-ритейлер Athena выпустил его в качестве части календаря, приуроченного к серебряному юбилею Елизаветы II. В итоге календарь разошелся тиражом более чем два миллиона экземпляров.

Фото принесло богатство Мартину Элиотту, но помешало его дальнейшей карьере. Ритейлеры опасались сотрудничества с ним, так как предполагали, что его комиссия будет слишком высокой.

Ссылки:
Iconic ‘Tennis Girl’ — 35 Years Later

Эллиотт умер весной 2010 года. Фиона Батлер, которая не получила никаких отчислений от продаж календаря, в конце концов вышла замуж за миллионера и заявила, что нисколько не стесняется той фотосессии и не сожалеет о том, что не получала денег.

’Tennis girl’ poster photographer Martin Elliott dies of cancer

Сюжет фотографии вошел в историю и неоднократно использовался и обыгрывался разными авторами.