Фотографии в контексте времени

До знаменитого снимка в красном купальнике фотограф Брюс Макбрум уже делал несколько фотосессий с актрисой Фэррой Фосетт, они были друзьями. В 1976 году, за полгода до выходы на экраны телесериала «Ангелы Чарли», в котором Фосетт сыграла одну из главных ролей, она согласилась сняться для плаката, приуроченного к премьере. У Фосетт было право полностью контролировать процесс съёмок, она сама выбирала финальный кадр и то, как будет на нём выглядеть. Изначально предполагалось, что Фэрра Фосетт появится на плакате в бикини, но актриса не любила носить эту модель купальника из-за шрама на животе, оставшегося после перенесённой в детстве операции. Промоутер устроил Фоссет две фотосессии с разными фотографами, но ни одна ей не понравилась, и она потребовала пригласить Брюса Макбрума.

Брюс Макбрум

Финальная фотосессия состоялась в доме актрисы. Фосетт сама сделала макияж и причёску. «Это было в те времена, когда вам не нужны были стилисты, подготовленные арт-директоры и ассистенты, — вспоминал Брюс Макбрум, — Там были только я, Фэрра и мой Никон, в доме, в котором она жила с Ли Мэйджорсом — доме на Малхолланд Драйв с прекрасным видом на Голливуд».

Поначалу съёмка не задалась. «Любой фотограф скажет вам, что когда вы на задании, это как рыбалка — вы знаете, когда получили фотографии, и знаете, когда упустили их, — рассказывал Макбрум. — Я истратил плёнку, и ничего не получилось. Она красивая женщина, но там не было чего-то, что я бы поместил на плакат. Я просто не чувствовал этого. К этому времени у нас закончились фоны — мы использовали бассейн и т.д. Я сказал: „Фэрра, ты уверена, что у тебя нет бикини? Может, что-то другое?“

Она пошла в дом поискать что-нибудь, вышла, встала в дверном проёме в этом красном купальнике и сказала со своим южным акцентом: „А что насчёт этого?“ И я буквально сказал себе: „Боже мой“. Я знал — это то, что нужно. У меня было индейское оделяло из Мексики, которое служило покрывалом для сидений моего старенького Шевроле. Расцветка была такой — это сразу пришло мне в голову — что как раз подошла к купальнику. Я бы мог сказать, что всё это было запланировано. Но это было счастливое стечение обстоятельств».

Фотографии Фэрры Фосетт в закрытом купальнике на фоне индейского одеяла очень понравились актрисе, но не понравились её агенту. «Я слышал, что когда парень в Кливленде получил фотографии, он спросил: „Прежде всего, где бикини?“, — рассказывал Макбрум. — Он сказал мне, что даже не будет платить, потому что ненавидит эти снимки. Но, я думаю, он показал их людям в своём бизнесе и они изменили его мнение. Это была поза Фэрры, купальник Фэрры, идея Фэрры. Она выбрала тот снимок. Она заработала много денег для него и для себя, и меня сделала в какой-то степени знаменитым».

Фанат с плакатом

Фотография сразу же стала невероятно популярной. Общие продажи достигли 20 миллионов копий — таким образом, постер стал самым продаваемым плакатом в истории.

В феврале 2011 года друг Фэрры Фосетт, Райан О’Нил, отдал знаменитый красный купальник на хранение в Смитсоновский национальный музей американской истории в Вашингтоне. Заведующий музея, Дуайт Боуэрс, сравнил постер Фэрры Фосетт c легендарным плакатом Бетти Грейбл, который был очень популярен в военное время. В 1970-х и 80-х гг. постер Фэрры Фосетт украшал огромное количество американских домов. Боуэрс назвал плакат «символом эры 1970-х».

Райан О’Нил передаёт купальник Фэрры Фосетт в музей

«Почему он стал культовым, я не знаю, — признавался Брюс Макбрум. Если вспомнить, никто не знал, кем была Фэрра Фосетт. „Ангелы Чарли“ вышли через шесть месяцев. Но этот постер продался миллионами копий, заработал, я думаю, 3 миллиона долларов. Мне кажется, причина его успеха в том, что у Фэрры было такое свежее лицо. Она была девчонкой по соседству. <…> Когда её постер стал таким поразительно успешным, другие актрисы из „Ангелов Чарли“ связались с тем парнем, чтобы тоже сделать плакаты. Многие попытались снять что-то подобное. Но никто даже близко не подошёл».

Экспедиция Роберта Скотта

17 января 1912 года британская экспедиция под руководством капитана Роберта Скотта достигла Южного полюса. Но члены команды с горечью обнаружили, что их больше чем на месяц опередила норвежская экспедиция во главе с Руалем Амундсеном. Первооткрыватели Южного полюса оставили после себя палатку с норвежским флагом. Внутри англичане нашли письма королю Норвегии и самому Роберту Скотту: Амундсен знал, что Скотт, скорее всего, будет первым, кто достигнет Южного Полюса после него, и просил передать письмо Хокону VII — на случай, если норвежскую экспедицию по пути домой настигнет беда. На следующий день разочарованные англичане сделали фотографию на фоне палатки победивших их соперников. На снимке (слева направо): Роберт Скотт, капитан Лоуренс Отс, доктор Эдвард Уилсон, старшина Эдгар Эванс. Фотографировал лейтенант Генри Бауэрс.

Это был последний снимок полярников. На обратном пути все члены команды Роберта Скотта погибли от сильного холода, голода, травм и физического истощения.

Роксана Лоуит

Роксана Лоуит начала фотографировать в конце 1970-х. Она была дизайнером тканей и часто приходила смотреть на свои работы, попадавшие на модные нью-йоркские показы. Вскоре она познакомилась со многими моделями и дизайнерами, которые стали проводить её за сцену. Именно там Лоуит нашла свой стиль. Она стала фотографировать закулисную жизнь, которая казалась ей намного живее того, что происходило на подиуме, тогда как остальные фотографы были сосредоточены на шоу. «Для меня всё самое интересное было там, — рассказывала Роксана Лоуит. — Никто не думал, что что-то происходит за сценой, поэтому долгие годы я была там одна, и мне это нравилось».

Снимки Лоуит быстро стали узнаваемыми и заняли свою нишу в жанре модной фотографии. Знаменитости с удовольствием позировали ей. На одном из своих самых известных снимков Лоуит сфотографировала будущих супермоделей 90-х — Кристи Тарлингтон, Наоми Кэмпбелл и Линду Евангелисту, — изображающих знаменитый «принцип недеяния зла»: «не вижу зла, не слышу зла, не говорю о зле». Фотография была сделана в 1989 году на вечеринке в отеле «Плаза».

В 1980 и 1990-х годах мексиканские власти попытались привлечь в страну больше иностранного капитала. Подписание Североамериканского соглашения о свободной торговле в 1992 году вызвало в стране сильное возмущение: для вступления в НАФТА в конституцию Мексики были внесены поправки, согласно которым стало возможным приватизировать земли коренных общин. К тому же, крестьяне опасались, что не смогут конкурировать с дешёвой сельскохозяйственной продукцией из США и Канады. В день вступления договора в силу, 1 января 1994 года, в южном штате Чьяпас — одном из беднейших штатов Мексики — разразилось вооружённое восстание. Возглавляла его Сапатистская армия национального освобождения.

22 декабря 1997 года в посёлке Актеаль в Чьяпасе произошла одна из самых кровавых сцен в современной истории Мексики. Сорок пять индейцев из числа мирного населения, сторонники сапатистов, были жестоко убиты в церкви во время молитвы. Среди жертв — двадцать одна женщина и пятнадцать детей. Коренные жители обвинили власти в том, что полиция не попыталась помешать нападению, хотя резня длилась несколько часов.

Педро Вальтьерра

Трагедия привлекла внимание мирового сообщества, в Чьяпас стали съезжаться журналисты. Самый известный снимок, иллюстрирующий борьбу коренных народов Мексики за свои права, был сделан мексиканским фотографом Педро Вальтьеррой через десять дней после событий в Актеале. Вальтьерра заснял, как безоружные индианки пытаются прогнать солдат, пришедших занять их территории.

В 1998 году снимок был признан лучшей новостной фотографией по версии жюри премии Короля Испании (самая престижная премия ибероамериканской журналистики).

Диана Уолкер

Диана Уолкер прославилась тем, что на протяжении двадцати лет фотографировала события, происходящие в Белом доме. Помимо этого, она почти тридцать лет была другом Стива Джобса и засняла многие моменты его жизни.

«Я впервые встретила Стива Джобса на фотосессии для TIME в 1982 году. Я не знала, что он станет моим другом или что он будет каким-то невероятным гением — частью наших жизней, в том, что мы делаем и что мы видим. Он разговаривал с группой студентов Стэнфорда в комнате студенческого общежития, и было сложно фотографировать его там и не путаться под ногами», — вспоминала Уолкер.

15 декабря 1982 года она сфотографировала Джобса в его квартире в городе Вудсайд, штат Калифорния. В гостиной практически не было предметов, хозяин дома сидел на полу посередине комнаты. «Это было очень символичное время, — говорил Стив Джобс. — Я был холост. Всё, что мне было нужно — чашка чая, свет и стерео, знаете — это то, что у меня было».

Диана Уолкер вспоминала, что Джобс был очень весёлым и проворным, схватывал всё на лету. «В нём было что-то вроде электричества, — говорила она. — Он был очень, очень сфокусирован в офисе. Он много требовал от людей, которые работали на него. Я уверена, что Стив не был самым простым человеком, на которого можно работать, но он был очаровательным начальником».